Илья Айзен, Flocktory. Привлечение, триггерные коммуникации, сбор контента и отзывов.

Илья Айзен, Flocktory. Привлечение, триггерные коммуникации, сбор контента и отзывов.

В гостях у Светланы Деминой Илья Айзен — сооснователь и генеральный директор Flocktory.

Эксперт в сфере электронной коммерции, digital-маркетинге, бизнес-консалтинге. Ментор и инвестор ряда стартапов в России и Германии. Лауреат премии «Большой Оборот 2017» в номинации «Человек Года в Ecommerce»

Илья расскажет о том, что такое Flocktory. Кому нужна эта платформа и для решения каких задач.

Сколько ресурсов нужно, чтобы работать с Flocktory.

А также о привлечении подписчиков, триггерных коммуникациях, сборе контента и отзывов.

Поделится впечатлениями о выходе Flocktory на иностранный рынок, в частности, работе с Испанией.

И немного расскажет о том, как они учат и поощряют  своих сотрудников.

Текстовая расшифровка подкаста, а также материалы от Ильи  – под катом:

Ресурсы и курсы из подкаста:

Flocktory — https://www.flocktory.com/ru/

Emailshow — http://emailshow.ru

Ольга Сагирова, http://sagirova.ru

Книги из подкаста: 

Думай медленно… Решай быстро, Дэниел Канеман — http://www.ozon.ru/context/detail/id/24286114/

Boss: бесподобный или бесполезный, Рэймонд Иммельман — https://www.ozon.ru/context/detail/id/2430883/

 

Светлана: Привет, Илья

Илья: Привет, Света

Светлана: Расскажи, пожалуйста, о сервисе Flocktory: чем занимаетесь, кому к вам нужно идти, кому не нужно…

Илья: Сервис основан в 2012 году. С самого начала мы хотели выстроить платформу персонализации по управлению жизненным циклом клиента. Для работы нам потребовалось выяснить, какие сервисы дадут помощь клиентам. Мы начинали работать с рынком электронной коммерции. Чтобы нам это рассчитать, мы пришли в одну крупную ритейловую компанию и попросили предоставить все данные СRМ в обмен на интересное решение через 6-7 месяцев. И никто, конечно, нам ничего не дал, «к огромному моему удивлению». Тогда мы начали развивать компанию в двух измерениях: функционально мы выстраивали продукты один за другим, это сразу здесь и сейчас давало определенную ценность, но при этом мы видели те данные, которые нам нужны, чтобы в будущем планировать и строить следующие модули. Поэтому, начинали с  реферального маркетинга, но не потому, что это самая интересная тематика. А реферальный маркетинг, это, например, система начисления бонусов покупателям интернет магазина, если они приведут своих друзей, и те тоже совершат покупку. То есть такое автоматизированное «сарафанное радио». И здесь уже мы у продавца могли спокойно и честно взять всю информацию (email, суммы заказов и т.д.).

Так мы развивались: сначала это была платформа по реферальному маркетингу, потом платформа по персонализации, потом управление триггерными коммуникациями, обогащение данных, закрытая партнерская сеть и так далее. На сегодняшний день в платформе более 15 инструментов-модулей, но мы никогда о себе все не рассказываем, даже на сайте, мы не любим работать в формате «ресторанного меню». Пытаемся предложить клиенту конкретные решения его конкретных проблем, но при этом у него есть куча возможностей как это дальше развивать. Никогда не ставится Flocktory как платформа, а только отдельными модулями. Синергия между этими модулями, будь это сбор и управление системой отзывов, или привлечение нового трафика, заключается в том, что это один личный кабинет и любые данные, которые видит один модуль, могут быть использованы для таргетирования или управления в другом. Есть единый код интеграции — добавить себе новый модуль это очень просто.

Начинали мы работать с электронной коммерцией, но через какое-то время поняли, что конверсия есть конверсия, заказ есть заказ, а трафик есть трафик. И постепенно у нас появились клиенты и среди платежных систем, банков, авиации, медиа… Сегодня клиент Flocktory — это любой клиент, у которого есть сайт, достаточно большой и который знает, для чего он трафик приводит. Самое главное это математика: огромное количество данных, которые мы видим суммарно. Flocktory сегодня видит 32% всех транзакций в РФ, это огромное количество информации, которую мы используем для того чтобы создавать улучшенную таргетированную сегментацию.

Светлана: Получается, что Push-нотификации, о которых Ваш партнер рассказывал на Email Show, это один из модулей внутри большой системы Flocktory?

Илья: Совершенно верно, это модуль PushReward, который дает возможность отправки массовых, сегментированных и триггерных коммуникаций подписчикам.

Светлана: Понятно, но не до конца. Перечислите, какие задачи может решить компания, когда выберет вас как подрядчика? Как я поняла, компания должна быть большой и у нее должно быть много трафика. Много трафика это сколько?

Илья: Это очень зависит от типа партнера: если мы говорим об электронной коммерции, то мы можем помочь клиентам, у которых больше чем 300 тысяч «уников» в месяц. Сами мы активно общаемся с сайтами от полумиллиона «уников». В банковском секторе, конечно, чуть меньше — от 300-400 тысяч трафика в месяц. Работаем с «аудиторными хабами» (медийными ресурсами) если они очень интересные, либо от 2-4 млн «уников».

Светлана: Верно ли я понимаю, что у вас достаточно узкий сегмент клиентов?

Илья: В России в электронной коммерции под нашу ключевую таргет-аудиторию попадают 250 компаний, а более расширено — около тысячи. Из банков это ТОП-50. «Аудиторные хабы» — очень разрознены тематически и могут быть очень большие, поэтому, мы их оцениваем индивидуально. Система очень кастомизирована: задача заключается в том, чтобы увеличить именно те показатели, которые необходимо. В электронной коммерции это может быть — снизить стоимость привлечения, увеличить средний чек, увеличить конверсию, и др. Если говорим о банке — привлечение новых клиентов, увеличение конверсии нового продукта, увеличения количества cross-sell или up-sell- сделок, а также, например, активность частота и кросс-категорийность в дистанционном банковском обслуживании, то есть в интернет-банке.

Светлана: Получается, что вы такая большая big data у B2B?

Илья: Совершенно верно. Мы предоставляем инструментарий, который основан на огромном количестве данных. Это не данные ради данных.

Светлана: А много ресурсов нужно компании, чтобы внедрять все эти инновации? С какого момента компания должна понять, что «уже пора»?

Илья: Мы не пытаемся для работы с нами создавать барьеры: работать с нами можно просто через личный кабинет, поставив код на сайт, тратя на это 1-2 часа в неделю. Но когда партнеры видят результат, они постоянно увеличивают взаимодействие. В какой-то момент в компаниях, с которыми мы работаем 2-3 года, появляется человек, который занимается только Flocktory. В какой момент? Да в тот момент, когда люди начинают считать деньги. Потому что если ты приводишь себе трафик, если ты за него платишь, то почему не выжать максимум из этих отношений? Причем с пользой для клиента.

Светлана: Это так. А интересно, есть у вас в кейсах обучающие проекты? Может ваши клиенты занимаются онлайн-обучением?

Илья: Конечно, проекты по онлайн-обучению ставят те же задачи. Например, они хотят приобрести новых клиентов, чтобы потенциальный клиент, зашедший на сайт, зарегистрировался, купил курс, а с момента покупки им интересно, чтобы эти люди постоянно возвращались, покупали новое обучение, рекомендовали друзьям. Вот уже четыре четких понятных задачи, с которыми отдельные инструменты могут работать. Привлечение, триггерные коммуникации, сбор контента и отзывов.

Светлана: Вот интересно, про отзывы. Какие есть инструменты сбора отзывов, как это лучше делать, есть ли какая-то последовательность касаний для сбора отзывов? Насколько я знаю, это одна из сложных проблем. Люди негативные отзывы оставляют с большим удовольствием, а собрать позитивные отзывы — это не тривиальная задача.

Илья: Согласен полностью, но на самом деле все зависит от того, какой отзыв я хочу получить. Мы для себя их разделяем на публичную и непубличную информацию. Непубличная это та, что мы узнаем в процессе опроса: удобство сайта, ассортимент, цены, документооборот, работа колл-центра и т.д.  Эта информация для внутреннего использования. А есть товарные отзывы, которые используются как контент на сайте. В базовой логике нужно всегда понимать:

1) что я хочу получить от пользователя, и в какой момент для него самое релевантное дать мне этот ответ;

2) как я могу пользователю объяснить выгоду того, что он даст мне этот ответ.

Например, если я спрашиваю про доставку, то объяснить, что я хочу стать лучше, и он поможет не только мне, но и всем вокруг.  Если же это «товарная» рекомендация, то дать возможность поучаствовать в геймификации – например, разыграть скидку среди лучших отзывов. Спрашивать «товарный» отзыв у человека, который получил товар вчера рано, нужно спросить через неделю, что покажет вашу заинтересованность. Спрашивать про уровень сервиса в магазине нужно сразу. Здесь много нюансов в зависимости от цели.

Светлана: А как эффективней запросить отзыв? Это должно быть письмо? Или это Push?

Илья: Это может быть и то, и другое. Наша система подбирает тот канал коммуникаций, на который этот пользователь реагирует с большей вероятностью. Если, например, он не отреагировал на Push, тогда можно его спросить письмом. Результат зависит от того, ожидает ли пользователь получить письмо. В целом, по рынку, CTR (коэффициент кликабельности) в письме, пониже чем в Push -уведомлениях. Нужно быть уверенным, что человек прочтет это письмо и его заинтересует этот посыл. В Push меньше возможностей коммуницировать контентом (просто меньше букв), но если это напоминание, то оно может иметь намного больший эффект. Здесь задача в том, чтобы иметь кастомизированную механику, иметь возможность настраивать за несколько минут любые сценарии, четко понимать по ним аналитику. Это не только открываемость и уровень ответа, но и то, как люди это воспринимают, что они потом делают, кто на каком этапе воронки «отваливается», какой канал лучше использовать и варьировать между этими переменными.

Светлана: Я знаю, что людей, которые начинают внедрять такие триггерные темы  больше всего пугает большой объем материалов, которые нужно изначально подготовить. И это самый частый вопрос: при большой вариативности сценариев мне нужно написать на каждый из них разные письма? Что тут можно ответить?

Илья: Мне кажется, это как с любой другой задачей, которая существует в жизни. Например, ты очень любишь наводить порядок дома?

Светлана: Я делегирую)

Илья: Да, и делегировать можно по-разному. Например, есть генеральная уборка раз в полгода. То есть, какая-то огромная задача.  Мы сами, или люди, кому мы это делегируем, много дней плотно ей заняты. А можно просто сделать так, чтобы эта задача решалась по чуть-чуть, в течение более длительного времени. Часто бывает, что приходит новый CRM-маркетолог и начинает заниматься проектом 3-4 месяца, выстраивая «сферического коня в вакууме», делая огромную карту коммуникаций, которой он прописывает триггеры до третьего колена. И, в результате, мы доходим до уровня супермаленьких сегментов, но в этом нет большого смысла. Можно проделать огромное количество лишней работы. А можно все делать так: определить 3-4 основные проблемы и решать их последовательно, базируясь на четкой аналитике результатов предыдущих действий. Это намного проще и даст больший результат, чем делать консалтингово-аналитический проект на 4 месяца и потом еще пробовать эту махину внедрять. Поэтому, ответ на твой вопрос таков: должна быть последовательность.

Светлана: Это как со спортом —  когда я спросила у своего тренера: долго ли мне еще сидеть на этой диете, он мне ответил, что теперь я буду питаться так всегда. И когда я это осознала, то в принципе, стало намного легче. Нужно просто привыкнуть к новому образу жизни, постепенно внедряя его.

Илья: Совершенно верно, здесь важен процесс, а не результат, потому что именно процесс приводит к результату. Ты не пытаешься быть здоровым в какой-то момент, а потом перестать, а ты пытаешься шаг за шагом просто жить этой жизнью. Четко понимая, какой результат тебе дал предыдущий шаг, у тебя есть мотивация сделать следующий. Слона надо кушать по частям.

Светлана: Какие «фишки» нужно внедрить в первую очередь? Что будет сразу влиять на прибыль?

Илья: На этот вопрос тяжело ответить, потому что это будет зависеть от ситуации: могут быть проблемы в разных местах воронки. Базовая логика заключается в следующем:

1) Ты приводишь трафик и тратишь деньги на маркетинг, значит нужно внедрить персонализацию управления поведением на сайте. Это нужно для того, чтобы, с одной стороны, максимально «выжимать» из людей, которых ты уже привел — помочь им выбрать правильный товар, помочь им понять твой ресурс, создать им мотивацию для последующего возврата. И одновременно обогатить себе базу контактов, собирать свой CRM и правильно с ними работать, чтобы не сидеть на игле платного трафика, а увеличивать органику, растить возможности работать с собственной аудиторией. Это два самых первых шага — увеличение результата от текущего трафика и создание собственной базы. А параллельно нужно работать над сервисом и над отдельными этапами воронки. Одно дело — иметь email-адреса и делать по ним «тупые» массовые рассылки, другое дело — сегментировать в зависимости от интересов пользователя, и затем добавить, например, триггерные цепочки, которые на отдельных этапах воронки конкретно мотивируют пользователя сделать следующий шаг. Здесь стоит идти от общего к частному.

Светлана: Какие самые эффективные способы сбора email вы наблюдаете, что сейчас работает лучше всего?

Илья: Мы очень сильно верим в «контентный сбор». Если в двух словах объяснить, то это предложить человеку оставить контакт именно в тот момент, когда он готов его оставить, заинтересовав его дополнительной выгодой. И тогда уровень конверсии заполнения этих полей будет намного выше.

Светлана: Да, это очень круто. А есть ли способы собрать контакты без скидки?

Илья: Те же самые. Скидка здесь пример переменной, с которой можно и нужно работать. Многие компании вообще не имеют возможности снижать цены или давать скидки. Например, представим, что мы занимаемся электроникой и человек пришел и смотрит все товары одного бренда. В этом случае, ему нужно предложить прислать новости этого бренда. А если человек смотрит только телефоны различных брендов — мы предлагаем ему чек-лист по выбору телефона. У человека есть понятная мотивация, почему он оставит нам свой контакт.

Светлана: То есть подписка на новости никому не нужна? Нужно понять, что человеку в этот момент нужно и предложить ему это за email?

Илья: Да, место на главной странице, где происходит массовый сбор, имеет конверсию 1,5-5%. Но при этом оно потенциально может резать конверсию пользователей в покупке в рамках этой сессии, либо в долгосрочной покупке. А работая с контентным сбором, мы получаем результаты в 2-3 раза выше.

Светлана: А как офлайновому ритейлеру собрать базу? Как собрать email у людей, которые приходят к нам в магазин купить картошку, например?

Илья: Хороший вопрос. Вариантов на самом деле много, но не все они дадут одинаковый результат. Первое — это скидочная карта. Например, можно показывать две цены на ходовой товар, меньшая из которых будет доступна по карте лояльности. И люди еще перед тем как делать покупку, приходят и сами просят карту лояльности. Другой метод — это собирать в момент покупки, когда у человека спрашивают про карту и предлагают заполнить анкету. Правильный ли это момент, зависит от суммы среднего чека, собирается ли человек туда вернуться, или нет. Были интересные проекты, связанные с бесплатным Wi-Fi: где чтобы зарегистрироваться нужно было оставить свои контакты. Здесь понятно, что человек был в торговой точке, иногда даже понятно, что именно он купил, если есть сквозной идентификатор и можно собрать с него контакты, и видеть его, когда он придет в следующий раз, когда автоматически подключится к сети.

Светлана: А имеем ли мы право отправлять ему письма, если он на рассылку не подписывался, а «законнектился» в Wi-Fi?

Илья: Когда присоединяешься к Wi-Fi, провайдер просит поставить галочку напротив условий, и одним из них как раз может быть наша рассылка. Если всегда говорить правду и правильно юридически ее оформлять, то такая возможность есть. Часто делается геймификация: каждый человек, кто зарегистрировал чек, участвует в розыгрыше, например. Это тоже хороший способ собрать контакты со своей аудитории.

Светлана: Говорят, что письма читают люди от студенческого возраста и старше. А если нас интересуют школьники, какие способы коммуникации выбирать? Социальные сети?

Илья: На этот вопрос мне тяжело ответить. Мы работаем с людьми, которые что-то продают, а значит должен быть договор оферты с дееспособным покупателем. И здесь мы не можем ориентироваться на школьников.

Светлана: А если мы возьмем разницу между студентами и взрослыми людьми? Есть ли значительное разделение в том, что лучше влияет на молодых людей и на людей после 40?

Илья: Я думаю, что ответить на этот вопрос исходя из среза возраста очень тяжело. Это зависит от того, ждал ли человек коммуникации, пользуется ли он этим каналом, понятна ли ценность этой коммуникации в этом канале. Но, конечно, более молодые люди имеют большее количество каналов коммуникаций, они больше ориентированы на модели со сжатым количеством текста, где за потребителя уже был сделан предварительно выбор. Более взрослые люди нацелены выбирать сами. Тоже самое с товарными рекомендациями: сколько товаров рекомендовать человеку? С высокой долей вероятности можно сказать, какие топ-3 товара купит человек. Но иногда нужно для коммуникации показать ему еще десять других товаров, а иногда, сфокусировать его внимание только на этих трех. Поэтому, все зависит от того на какой стадии этапа воронки находится человек, независимо от возраста. Какой у него предпочтительный канал. Сейчас можно использовать мультиканальный эффект.

Светлана: Целый мир digital-технологий… Сколько сотрудников нужно вашему клиенту, чтобы создать всю систему коммуникаций, настроить ее и использовать?

Илья: Мы ориентируемся на запрос, но начиная работать, мы всегда пытаемся поддержать клиента и посоветовать. Мы постепенно увеличиваем время, которое он на нас тратит, пытаемся «заработать» время, показываем результат. Поэтому, мы начинаем с 1-2 часов в неделю, потом увеличиваем. Также разные инструменты могут использоваться разными людьми: например, если вы занимаетесь измерением удовлетворенности, то это может делать клиентский сервис. А Push-нотификацией может заниматься CRM-маркетолог. У клиента должно быть четкое понимание, что конкретно он хочет. Иногда ему нужно помочь это осознать. И тогда, нужно двигаться шаг за шагом, чтобы были результаты и через два года, отдельный человек у клиента будет заниматься только платформой Flocktory.

Светлана: В этом году 80% вашей компании было продано платежной системе QIWI. Что изменилось в компании после этого контракта.

Илья: Наша изначальная договоренность с компанией QIWI базировалась на том, что им очень нравилось то, чем мы занимаемся и как мы это делаем. И они хотели в этом участвовать, но при этом они нам оставляют контроль над нашими действиями. Конечно, мы собираемся вместе, рассказываем о нововведениях, финансовых результатах. При этом нас консультируют, помогают внедрять новые технологии в сфере финансов, корпоративного управления. Но операционного менеджмента, как такового у нас нет, потому что в своей сфере мы намного лучше разбираемся. У нас появились дополнительные возможности работать с партнерами QIWI, которых очень много.

Светлана: А вот интересно, QIWI к Вам пришел, или вы пришли к QIWI?

Илья: У нас был определенный момент, в который мы хотели поменять часть наших акционеров, потому что они уже были с нами достаточно долго. Они входили на стадии, когда у нас была маленькая презентация на три странички. Эти люди поверили и прожили с нами от запуска первого бесплатного продукта и первой выручки 150 долларов. Привлечение следующего раунда, выход на безубыточность, открытие новых рынков в других странах и т.п. В какой-то момент надо дать возможность людям уйти и поменять акционеров на стратегических. Это стандартный ход компаний. У нас было не только предложение QIWI, мы работали с разными компаниями, считали разные синергетические эффекты, выбирали предложения, смотрели, сколько и за что нам предлагают.

Светлана: 900 млн?

Илья: Сумму я наизусть не помню, но суммарная оценка компании более 1 миллиарда.

Светлана: Очень круто. Всегда радуюсь, когда слышу, что проекты начинаются с нуля, быстро развиваются. Сколько времени прошло? 5 лет?

Илья: С первой даты, когда мы сели вдвоем и сказали, что хотим построить такую «штучку», еще сами не понимая, что это будет, в апреле 2012 года? С этого момента до момента сделки прошло около 5 лет. С момента безубыточности 3 года. Я тоже очень люблю такие истории. Есть много разных моделей бизнеса: кто-то строит на капитализацию, кто-то строит на инвестиционные деньги. Мы с самого начала выстраивали платформу, которая дает долгосрочную ценность нашим клиентам. Понятный и прозрачный бизнес, с самого начала прибыльный. Если выстраивать правильный бизнес, он всегда будет кому-то нужен, будут следующие витки развития. Когда мы попали в группу компаний QIWI, то получили возможность общения с командой очень сильных профессионалов.

Светлана: Сейчас вы потихонечку делаете экспансию на другие города. У вас есть офис в Мадриде. Еще где-то планируете открываться?

Илья: У нас есть несколько офисов, но мы это особенно не афишируем. Есть, например, офис в Турции, но там после революции стало работать несколько сложнее. Наш директор по международной экспансии, развивает различные направления.

Светлана: Есть ли сильные различия в развитии бизнеса в России и в Испании?

Илья: Все зависит от того, кто твой клиент. Но главное, что нас удивило, это то, что в Европе не сложнее работать. Легче привлекать клиентов. И, уровень аналитиков, маркетологов точно не выше чем в России, а иногда и ниже. Возможно, это связано с тем, что рынки более развиты и люди намного более спокойны. Есть разница и в поведении клиента: доля мобильного трафика, уровень конверсии с мобильного трафика, лояльность, приверженность к системам лояльности. В Европе намного больше ритейлеров, которые вышли в онлайн. При этом могу сказать, что там у нас не так много клиентов.

Светлана: Я 5 лет жила в Санкт-Петербурге и перебралась ближе к морю в Калининград. Это небольшой город, далеко от столицы. И люди бизнеса здесь говорят: «мы выходим в Москву», и это звучит, как: «мы выходим в открытый космос». Мне кажется, то же самое с выходом на другие рынки, за границу. То есть, нам кажется, что там другие люди, все иначе, а на самом деле мы в чем-то опережаем…

Илья: Да, «не так страшен черт, как его малюют». Страх неопределенности всегда намного больше. У нас многие партнеры, которые начинали с нами, успешно развиваются за границей. Когда честно и долго работаешь, клиенты это ценят, не важно какой это рынок. Есть еще культурная разница: например, в Испании люди не очень любят работать. Там даже в законе прописано, что если температура на улице выше определенных значений, рабочий день начинается чуть раньше 8-00 и заканчивается в 15-00. Это даже не сиеста, а полноценный выходной в нашем понимании. Надеюсь, что глобализация изменит эту ситуацию, иначе испанский бизнес не сможет конкурировать на Европейском рынке.

Светлана: Сколько человек сейчас работает в вашей компании?

Илья: Примерно 70 человек. Одна из наших самых больших проблем — это найм. У нас очень много открытых позиций, и мы очень серьезно подходим к вопросам подбора персонала. Есть позиции, на которые мы проводим по 50 интервью уже после того, как агентство сделало отбор. И это для того, чтоб выбрать одного человека. Здесь работает подход: делать хорошо или не делать совсем.

Светлана: У вас есть уникальная система обучения специалистов по работе с клиентами. Расскажите о ней.

Илья:  У нас много уникальных систем обучения. Мы долго обучаем человека, прежде чем бросить его «в бой» и дать ему ответственность. Стандартная практика заключается в трех вещах:

1) регулярные чек-поинты, где людям рассказывают что от них ожидают;

2) система стандартного процесса обучения: что ему нужно знать, в какой последовательности, есть система экзаменов, чтобы человек и сам проверил насколько верно он все понял и может этим оперативно пользоваться;

3) самое важное, у нас очень развитая система менторства: к новичку прикрепляется опытный человек, который напрямую, в том числе финансово заинтересован в успехе своего подопечного. Конечно, обучение отличается в зависимости от позиций.

Светлана: Есть ли какие-то интересные особенности в управлении. Я, например, разговаривала с Иваном Боровиковым, он рассказывал, что у них «бирюзовая» компания, и очень интересно все устроено внутри. Есть ли у вас какие-то «фишки», которые можно перенять?

Илья: Я не очень люблю термины «бирюзовых» компаний. У нас очень открытая коммуникация, при этом мы стараемся работать через календарь. Есть экспертные проекты: для децентрализации знаний определенную задачу решают вместе эксперты разных департаментов и потом презентуют решение. Это убирает барьеры внутри команды и помогает целенаправленному решению задач. Много времени мы инвестируем в разные тренинги: это не только «продуктовые» тренинги, но и на развитие логики, структурирования, коммуникации.

Светлана: Есть ли любимые тренеры?

Илья: Мы безумно любим Ольгу Сагирову, она занимается огромным сетом тренингов, начиная от управления стрессом и управления командой, до персонального коучинга для ТОП-менеджмента. Еще она занимается такими интересными вещами, как структограммы — это не тривиальный подход к сегментации, типологии людей и выстраиванию понятных коммуникаций в зависимости от того, к  какому типу ты относишься. Очень много инвестируем в корпоративы, для нас это очень важно.  При этом, они проходят дважды в год, не в формате «встретиться и выпить», а это действительно интересные мероприятия. Стараемся на корпоративе дать каждому человеку и интеллектуальную, и спортивную часть, а также новый опыт. Например, зимний корпоратив у нас включал квест в Подмосковье на снегоходах, со стрельбой. А на следующий день мы вместе готовили, играли в разные игры большой командой. Прекрасно понимаем, что, несмотря на то, что мы «продуктовая» компания, где технологический продукт является главной компетенцией, все равно все построено на людях.  И эти люди строят этот бизнес, они помогают нашим клиентам и являются лицом нашей компании и то, как они помогут нашим клиентам, так и будет использоваться этот технологический продукт.

Светлана: Это очень круто, когда компания заботится о своих сотрудниках и не кидает их «в омут с головой» а развивает их, делает, чтобы им было интересно и полезно. Вы большое дело делаете, и пусть у вас это еще лучше получается!

Илья: Спасибо огромное.

Светлана: В конце подкаста, любимая рубрика наших слушателей.  Какие книги на вас оказали большое влияние, что порекомендуете почитать тем, кто нас слушает.

Илья: Из последних, например, очень нравится «Думай медленно решай быстро» Даниэля Канемана. За труд, предшествующий этой книге, он получил Нобелевскую премию. Книга открывает глаза на то, как люди мыслят, и дает возможность себя контролировать, понимать на базе чего ты сам принимаешь решения. Очень нравится книга «Теория игр», которая очень техническая и безумно интересно описывает теорию игр, не только в аналитике, но и в человеческом принятии решений. Недавно прочел «странноватую» книгу, но в ней тоже есть интересные мысли — называется «Босс» Рэя Иммельмана, которая в повествовательной форме романа рассказывает о том, как правильно растить компанию, именно когда она очень быстро меняется. Как развивать корпоративную культуру, как это делать не сверху вниз, а именно развивая компанию.

Светлана: Есть ли какие-то обучающие программы онлайн или офлайн, которые ваши сотрудники проходят, вы считаете их эффективными и можете рекомендовать?

Илья: Мы используем для молодых сотрудников разные типы обучения, но в основном приглашаем отдельных тренеров, которые помогают в решении конкретных задач. Недавно играли в одну игру, которая нам безумно понравилась, мне кажется, она дает хороший эффект в командном образовании. Игра для того, чтобы любая позиция в компании поняла, что такое управление компанией, что на каждом этапе есть разные цели и ценности и нужно иметь общую картинку. Эта игра «Князья и капуста». Я очень рекомендую эту игру. Это 4,5 заряженных часа, которые дают понять, что никогда невозможно до конца понять полную картину. Она о том, что нужно просто правильными методами работать и определенными принципами пользоваться, и тогда в любой ситуации намного легче адаптироваться и прийти к правильному решению.

Светлана: Спасибо большое, Илья, за рекомендации и за такой подкаст. Я получила большое удовольствие от общения, желаю вам больших успехов в мировой экспансии.

Илья: Спасибо, Светлана, было очень приятно пообщаться.

Екатерина Новикова

Related Posts
Leave a reply